Гидрографическая сеть Карелии… Прихотливым узором легла она на скальную, болотистую основу. Приглядевшись к этому узору, мы найдем в нем интересные закономерности. Прежде всего бросается в глаза единая ориентированность многих карельских озер: узкие и длинные, обычно они тянутся в одном направлении. Пролетая над Карелией, птицы-мигранты могут на время отключить свои таинственные компасы: цепи озер будут давать им верный ориентир, превратясь в так называемые «направляющие линии».

Вода стремится затесать, сгладить все неровности; она уплощает и упрощает рельеф. Однако ее нивелирующая работа встречает в Карелии серьезное препятствие: древние породы выдерживают самый неистовый натиск воды. В противоборстве воды и камня – своеобразие карельских рек.

Впадая в проточное озеро, река как бы делает передышку. Красота движения сменяется красотой покоя. Конечно, этот покой относителен. Вот утих ветер, улеглась волна – и мы увидели закатное зеркало озера: в нем отражаются скальные берега с высокими соснами. Это – Карелия: самое типичное, самое характерное в ее природе. Котловины карельских озер имеют различное происхождение: Кончеозеро и Петрозеро возникли на месте узких тектонических разломов; ложе многих лесных озер-ламбушек выпахано ледником. Карельская земля богато инкрустирована большими и малыми озерными зеркалами. В Карелии более 61 тысячи озер, они покрывают примерно пятую часть территории края. Наиболее глубокие – озера тектонического происхождения. Самые крутые берега у озер этого типа. Можно ли забыть неприступные гранитные бастионы ладожских берегов?

У озер, созданных в своеобразном соавторстве тектоники и ледника, поразительно извилистая береговая линия. Другая особенность этих озер – великое обилие островов. В тихую солнечную погоду цепи островов кажутся невесомо парящими над голубой бездной. Зовет, манит в беспредельность тающая островная перспектива. У горизонта дальние острова уже неотличимы от низких кучевых облаков, и этот неуловимый переход похож на сказочную метаморфозу: острова озерные превратились в острова небесные. Вот она, карельская даль. У озер чисто ледникового происхождения берега ровные, часто овальные по очертанию. Благодаря небольшим глубинам в этих озерах процветает растительность. Там, где поглубже, тянется к солнцу «окуневая трава» - рдест; ближе к берегу по озерному зеркалу пластаются листья кувшинок; еще ближе высится стена тростника. Отмирая, рдесты ложатся на дно, - и исподволь повышают его уровень. Теперь на этих глубинах смогут расти кувшинки. Кувшинки в свою очередь готовят место для тростников. Озеро неуклонно мелеет, идет процесс его заболачивания. С берегов все интенсивнее надвигаются вахта, сабельник, белокрыльник: их прочные извивающиеся стебли образуют многослойный сетевой каркас, - скоро на нем смогут поселиться сфагновые мхи. Так возникает зыбучая сплавина. Со временем она затянет все зеркало. О прошлом озера будут напоминать только «глазники»: загадочные окна живой воды, голубеющие среди многоцветных ковров сплошного сфагнума. Глубина «глазников» может быть огромной – они находятся над резкими понижениями коренного рельефа. Впрочем, этот рельеф на болоте совсем не просматривается – вверх взяла сила жизни: создан качественно новый - биогенный по своему происхождению – болотный ландшафт.

Сфаговые мхи как бы пленили воду. Долго ли продлится этот плен? Северные болота кажутся воплощением покоя, статики. Но это чисто внешнее впечатление. Болота молоды и динамичны.

Спустившись вниз по течению реки, мы оказываемся на берегу красивейшего озера. Давайте обойдем его кругом. Это путешествие не будет скучным.

Вот крутой скалистый мыс. Он первым принимает на себя удар штормовой волны. А в этой спокойной губе вода, выносы на берег песок, сотворила чудесную пляжную террасу. Еще один поворот береговой линии, - и перед нами пологие скалы, обкатанные водой: они напоминают гигантских китов, заплывших на мель.

Возле уреза воды колышутся зеленые водоросли-нитчатки. Они могут жить только здесь, на подвижной границе водной и воздушной среды. Нитчатки следуют за этой границей – то поднимаются, то опускаются вместе с ней. При сильном спаде воды по белым полосам высохших нитчаток можно судить о колебаниях озерного уровня. Из воды поднимаются огромные валуны, - здесь они выглядят еще загадочнее, чем на суше. На них отдыхают чайки и крачки. А по подводной части валунов движутся в спиральных домиках ракушки-плащеноски. Заиленная излучина… Лучше всех этот берег знают кулики-улиты, юрко бегают они по мелководью, погружая в грунт свои длинные клювы. У самого уреза воды цветет лютик; в зарослях очерета чутко стоят щурята; по илистому дну тянется след, оставленный моллюском беззубкой. Здесь свой мир, своя экология.

Однако береговая линия делает новый поворот, и за ним открывается широкий озерный простор…

Цепь скалистых островов тянется параллельно прибрежным сельгам. Это выходы коренных пород. Для карельских озер характерны и насыпные острова, детища ледниковой поры. Интересны островки-эфемериды, появляющиеся лишь при сильном спаде воды. Порой такие островки ждут своего часа несколько лет.

Мир островов – особый мир. Изоляцию от материковой суши в полной мере оценили чайки, в Карелии они предпочитают гнездится на островах. И это понятно – острова недоступны для многих птичьих врагов.

Какое-нибудь новое растение, чьи семена были занесены сюда ветром или птицами, поначалу утвердит себя в спокойных островных условиях, а потом переселится и на материк. Как называется этот остров? Вязовец. В топонимике нашла отражение экология: остров стал прибежищем для редких в Карелии вязов. Вы хотите найти необычные для местной флоры растения? Тогда поезжайте на острова. Там вас наверняка ждет удача.

Озерный залив… Все здесь дышит покоем. Даже при штормовой погоде волна в уединенном заливе не может набрать большой силы. Поэтому не обрываются зеленые стебли привязи кувшинок; не разрушаются огромные плавучие гнезда чомг. Защищенность от бурь создает условия для развития растений. А растения, в свою очередь, обеспечивают защиту рыбам, птицам, насекомым. Зарастающий залив – сложнейшая экосистема.